На любой вопрос о детях
сайт kid.ru всегда ответит!
няня Агентство «MsPoppins»

Домашний персонал
www.mspoppins.com
тел: (495) 637-21-76

няня, домработница Домашний персонал

Агентство «Домашний круг»
www.familycircle.ru
тел: (495) 937-63-27

няня для ребенка Няня для ребенка

Агентство «Комфорт»
www.ka-comfort.ru
тел: (495) 741-69-34



Роды в Париже

Автор: Дюрер Женя (НИК "Фотограф" на нашем Форуме Родителей)

Париж, июль 2005.

В свое время мне очень не хватало такого текста. Надеюсь, он принесет кому-нибудь пользу.

Имена и место рождения мы обговорили с мужем задолго до того, как решили иметь детей. В мае прошлого года настал критический момент - надо! И спустя полгода тест показал две полоски. "Дорогой, хочешь провести август в Париже?" - муж откупорил подаренную другом семьи "Вдову Клико".

Я очень волновалась. Сначала очень боялась, что УЗИ покажет внематочную. Потом - что могут быть генетические проблемы - у нас с мужем большая разница, и он себе не отказывал в удовольствиях. По поводу инфекций я была спокойна, все анализы были сданы еще в июне, тогда гинеколог сказал - готова.

Первым вопросом было найти поликлинику и хорошего акушер-гинеколога. Друзья-врачи посоветовали Здоровое Поколение и Добрынину. Это было близко к дому - Шаболовка, при том, что мы живем на Смоленке. Доступная и разумная цена - наблюдение до 36 недели - около 1000 евро. И клиника и врач мне сразу понравились.

Токсикоза не было. Нам предстоял полет в Рим (5 дней на 8 неделе), врач порекомендовала выпить в самолет Ношпу. Раньше у меня на нее не было никакой реакции, теперь она спровоцировала приступ токсикоза. Но в чем дело, я поняла спустя месяц, в январе. В общем, Римские каникулы. Три дня после самолета ничком или отмокая в ванной. Потом отпустило, два дня гуляли, подарки перед Рождеством. Потом - рвотным пакетиком в руках. Последний приступ уже в январе, опять Ношпа, но тут я ее раскусила и отправила в отставку. Зимой было много работы, что очень меня радовало, пошли новые проекты, деньги. В феврале съездила навестить родителей. В марте полетели по работе в Париж. Заодно - знакомиться с гинекологом, у которого собирались рожать. Его нам посоветовали знакомые барышни-парижанки. Доктор Марк Лалё Керали (Marc Lalau Keraly, 34, Avenue d'Eylau, Paris, tel 0147276733). Он оказался потрясающим! Мне вообще всю беременность везло несказанно. И на людей особенно. Тогда было 22 недели, он сказал нам, что у нас будет девочка. Муж поцеловал меня - у него сын от первого брака, и за последний век в его семье рождались только мальчики. Свекры очень хотели барышню. Я хотела близняшек - мальчика и девочку в одном пакете. В процессе благодарила Бога, что избавил меня от массы лишних волнений и переживаний, ведь все можно сделать постепенно? Никто мне не мешает родить в скорости второго. Тогда, в Париже, доктор дал направление на анализы и на ЭКО (так там называется УЗИ - экографи). Денег все это стоит! Если у вас нет французской страховки - вы попали! Но мы были к этому почти готовы. На грани наших возможностей. Но это того стоило. И потом, когда в паспорте, в графе "место рождения" стоит Париж - это большая путевка в жизнь. В общем, все анализы были сданы, ЭКО и Доплер - замечательные, доктор нас ждал за месяц до ПДР.

Апрель, май, июнь прошли в борьбе с белком и за гемоглобин. В июне мы все это победили. Девочка лежала очень низко, сантиметров на 10 ниже нормы, поэтому врач советовала носить бандаж не снимая. Впрочем, у меня был свой расчет. Где-то месяце на 8 у меня возникло определенное чувство, что до ПДР мы не доходим. То есть, после 28 недели я перестала волноваться, что выкидыш, или преждевременные роды, все беспокойство ушло. Но было острое ощущение, что девочка у нас будет раньше. Главное - долететь до Парижа, чтобы не сбиться с намеченного плана. Полет был назначен на 3 июля. Обратный билет - 25 августа. ПДР - 27 июля. На вопросы "когда?" я нашла чудны ответ - "Да вот, как прилетим в Париж, и так до середины августа - все это норма"

Очень волновалась, что меня не посадят на самолет. Все меня этим пугали. Запаслись справками от гинеколога, что она не видит противопоказаний к перелету, адресом клиники в Париже, на случай, если в самолете начнется, позвонили предупредили доктора. Договорились с ним, что, если 3-го все пройдет хорошо, то 4-го он ждет нас утром на прием.

Животик у меня был небольшой, девочка лежала очень низко, врач говорила, что будет маленькая, меньше 3-х кило. Оделась в полет так, что можно было дать на пару месяцев меньше. Летели Аэрофлотом. За годы перелетов у нас скопилось много бонусов и мы повысили класс перелета до бизнеса, что было очень кстати. Самого перелета я не боялась, очень не хотела скандала про регистрации/посадке. О никто мне не задал ни одного вопроса. Может быть оттого, что все ответственные лица просто не видели мой животик за высокими стойками своих бюро?

Полет прошел великолепно. На мужнином компьютере смотрела купленные на Горбушке фильмы. В 9 вечера мы были в Париже, а в 10-30 уже вышли из гостиницы, чтобы поужинать.

Утром поехали к доктору. Не отметила выше французскую систему. Гинеколог, ведущий беременность, имеет практику в определенной больнице (одной или нескольких) и работает с определенными акушерками (sage-femme). Женщина со схватками (avec les contraction) приезжает в роддом (maternite), вызывается ее акушерка, потом гинеколог. В клинике оплачивается пребывание в комнате (в зависимости от условий - простая, с террасой, сюит), работа медперсонала, анестезия и, если нет страховки 3000 евро сверху.

Итак, утром, 4 июля, доктор осмотрел меня, остался доволен моим весом (+ 10 кг за 36 недель), но при внутреннем осмотре сильно перепугался - говорит - Вы знаете, что она очень низко лежит? Она готова родиться! Я, говорю, знаю, и лежит она так уже 3 месяца. Он покачал головой, сказал, что у меня схватки (предпосылки), спросил, чувствую ли я их, я говорю - нет, ничего не чувствую. Шейка матки была закрыта, о

Н посмотрел меня на ЭКО, все было в норме. Прописал мне таблетки, чтобы девочка дальше не продвигалась, просил не рожать до 15 числа (а лучше после 20), потому как нет уверенности, что легкие созрели. Сказал больше лежать, отдыхать. Надо сказать, что меня всегда удивляли истории про то, как неприятен осмотр на кресле, тем более, когда смотрят шейку. Видимо, мне везло с врачами. Конечно, после осмотра на 37 неделе дискомфорт ощущается, но сам осмотр был гениален, ничего, кроме приятных ощущений. После впача мы сходили в лабораторию и сдали кровь, 5-го числа съездили в клинику, она была в пяти минутах на такси от наше гостиницы. Нас записали на прием к анестезисту (французы говорят именно - анестезист), с ним нужно знакомиться заранее. 6-го утром у меня были странные водянистые выделения, я перепугалась, не подтекают ли у меня воды. Провалялась до двух. Муж позвонил доктору, тот посоветовал перед тем, как зайти к анестезисту, заглянуть к акушерке, чтобы та меня посмотрела. Но выделения прекратились, муж задержался в банке, не мог поймат такси, так что в клинику мы уже приехали ровно ко времени рандеву с анестезистом. Муж мне сообщил, что его банкирша заглянула в календарик и выяснила, что сегодня полнолуние, а значит - много рожениц. Мы посмеялись. Пошли к анестезисту. Очень приятный доктор, позадавал типичные для такой ситуации вопросы - сколько лет, какая беременность, нет ли каких болезней, были ли операции, применяли ли анестезию, какую, нет ли аллергии, курю ли (курила ли). Объяснил, как ставится перидюральная (то же, что эпидуральная, как я понимаю) анестезия - местное обезболивание, потом установка перидюраль, вводится доза, все на спине закрепляется, а специальная трубочка (на случай, если нужно будет добавить) остается болтаться через плечо на грудь. Сказал, что в данной клинике с анестезией рожают практически 100% (99,7). Но, говорит, никто вас не заставляет эту процедуру делать, моете и не прибегать к услугам. Я сказала, что подумаю. В самом деле, я рассчитывала, что, если роды пойдут по плану, то смогу обойтись без обезболивания, но если будет сбой, то можно и воспользоваться.

На обратном пути купили сладкого, вернулись в гостиницу, перекусили, завалились смотреть DVD. Часов в 10 вечера я очередной раз пошла в туалет и обнаружила розовые выделения. Мне это очень не понравилось, но я решила немного подождать, если не прекратятся - в больницу, если через час все пройдет - ляжем спать. К 11 вечера стало ныть в области таза. Выделения не прекращались. Я тихонько пошла грестись, решила дать мужу досмотреть фильм, пока собираюсь. Сходила в туалет, боялась - сейчас поднатужусь, и вместо дефикации рожу. Шучу, конечно.

Муж все воспринял спокойно, мы соорудили 2 кучки - одна - вещи для ребенка, вторая - то, что мне потребуется, если меня таки положат в роддом, в чем я была не до конца уверена на тот момент. С собой взяла мелочи, но самые необходимые - документы, анализы, словарик, тапочки, ночнушку (которую сроду не носила, купила 4-го числа на всякий случай, и которая мне очень пригодилась), маникюрный набор (не терплю заусеницы) еще что-то. Пока ждали такси - пошли схватки.

Приехали в больницу (Clinique de la Muette, 46-48, rue Nicolo) - схватки обрели ритм, но были скорее приятными, чем болезненными. Парень за конторкой встретил нас возгласом - Вы у нас сегодня уже третьи, сегодня что, полнолуние?! Мы подтвердили его догадку. Странно, но раньше я никогда не слышала о такой взаимосвязи. Медсестра подключила меня к аппарату, там стало видно, что схватки у меня идут каждые 5 минут, сердце у девочки бьется нормально. Шейка матки была открыта на 1 палец. Через час лежания ситуация не изменилась, сестра сказала, что это еще не роды, и родить я могу как завтра, так и через 10 дней. Я прикинула перспективку 10 дней такого состояния, поняла, что к реальности это не относиться. Сестра предложила нам ехать домой, впрочем, если для моего спокойствия я могу остаться на ночь в больнице. Я выбрала второе. Муж поехал домой, договорились, что приедет утром. Мне удалось уснуть, схватки шли, и довольно чувствительные, но я знала, что спать умею в любом состоянии.

К утру все затихло, сила схваток ослабла, как и частота. Нам было сказано ждать врача. От завтрака я отказалась - мне было дурно при самой мысли о еде. Кстати сказать, по поводу выделений - сестра сказала, что это нормально, что это работа шейки матки. Ночью, судя по выделениям, у меня отошла слизистая пробка.

К полудню схватки совсем успокоились, но я точно знала, что стоит мне принять вертикальное положение и пройтись, как все возобновиться. Пришла сестричка, дала нам адрес акушерки, которая работает с моим гинекологом. Это было в одном квартале от больницы. Мишель Карад (Michele Carade). Очень приятная француженка, худенькая, лет 35, из Эльзаса. Кстати, отличительная черта медработников, с которыми мы сталкивались - жизнерадостность, приветливость, удовлетворенность своей работой. Они любят свою профессию, свою работу, с ними очень приятно иметь дело. Акушерка. Она осмотрела меня, после этого муж решил обсудить с ней пару вопросов. Пока шел разговор, схватки возобновились, и пошли уже каждые 2 минуты. Сначала Мишель хотела нам посоветовать пройтись, пойти пообедать, потом вернуться, но глядя на меня, она решила сначала положить меня, посмотреть на аппарате. Сила схваток увеличилась. Она позвонила доктору, посоветовалась, проверила меня через полчаса, убедилась, что шейка матки, хоть и очень медленно, но раскрывается. Решила оставить меня еще немного полежать. Муж тем делом сходил за едой о водой, я без удовольствия впихнула в себя малины. Послала его за носками, так как меня начало клонить в сон и стали мерзнуть ноги. Пока он ходил, я впала в дрему, очень сердилась, когда схватка поднимала меня с кушетки. И тут круг замкнулся - схватки вгоняли меня в сон, сон успокаивал схватки. Через час выяснилось, что рожать мне все таки сегодня, а открытие не прогрессирует.

Мишель отправила нас в больницу, сказала, что будет следом за нами, что там вколет мне лекарства, которые расслабят мышцы и открытие пойдет быстрее. Дошли до больницы, пока ждали акушерку, выяснилось, что мы с данной малиной не подружились. Муж был спокоен (а я очень боялась, что он будет волноваться, поэтому не хотела его присутствия на родах. Но все было так естественно, и он понимал, что все хорошо), я пустилась в пляс - ходила и пританцовывала - схватки шли через каждую минуту, организм требовал такой вот трясогузки. Появилась Мишель, проверила раскрытие (тут я уже стала побаиваться таких проверок, потому как, хотя сами они были очень аккуратными и безболезненными, но усиливали схватки), танцы пошли мне на пользу, уже было 2 пальца. Времени было - 5 часов вечера. Мишель стала готовить капельницу, я несколько забеспокоилась - мне раньше капельниц не ставили, да и вообще я их боялась. Несколько раз переспрашивала, что она туда замешивает, а лекарств разных она туда намешала порядочно, но она отвечала только для чего это все - чтобы расслабить мышцы, а названия препаратов не говорила. Посоветовала мне сделать анестезию, сказала, что это ускорит процесс. Я подумала, что раз мне не светит отвертеться от капельницы, и поскольку я никак не могла добиться, чтобы мне объяснили, какое конкретно воздействие она окажет на мой организм. И передвигаться с ней не так удобно, как без нее, я согласилась на анестезию. Несколько минут пришлось ждать паузы между схватками, чтобы я могла сесть и мне таки поставили капельницу (очень грамотно, она почти не доставляла мне дискомфорта), потом пришел анестезист, еще раз спросил, точно ли я хочу перидюраль, меня никто не заставляет. Я говорю - Мишель сказала - колите. Он попытался вколоть мне местное обезболивающее, я дернулась. Он говорит, не дергайтесь, это очень важно, я ему в ответ - рада бы не дергаться, только это рефлекс. А такие рефлексы не контролируются сознанием. Вколол местное обезболивающее, потом Мишель придержала меня за плечи, пока он ставил перидюраль, я опять пару раз дернулась, мы все стали смеяться, я - своей неловкости, они - тому, как я легко это воспринимаю.

Потом они задали мне вопрос, с какой стороны позвоночника я чувствую (что, теперь уже не помню), справа или слева, я растерялась, по центру, говорю. Видимо, это было то, что нужно. Анестезия подействовала, меня уложили на кушетку. Сразу стало холодно, меня сначала накрыли простыней, потом принесли одеяло. На этот вечер у нас была назначена встреча и ужин в гостинице, я отправила мужа туда, чтобы всех предупредить, а заодно привезти мне нужные вещи. Он уехал, вернулся в семь вечера, раскрытие было уже 5 сантиметров, время летело незаметно. Незадолго до этого, когда было 4 см., Мишель вскрыла плодный пузырь, воды были чистыми. Муж приехал, убедился, что все идет хорошо, узнал, что у него есть еще 2 часа, мы договорились, что перед потугами Мишель ему позвонит, и он вернется. Кстати сказать, в родильное отделение пускают без вопросов - нужно надеть бахилы и некий синий передник. Поверх пиджака он смотрится очень смешно.

Муж уехал встречать нашего друга, с которым договорились поужинать в половине восьмого. Мишель решила вколоть мне еще какое-то лекарство. Она все время что-то (всегда разное) добавляла в капельницу. Без двадцати восемь она спросила меня, готова ли я стать матерью, потому что у меня уже полное раскрытие. Она позвонила и гинекологу и мужу, высказала уверенность, что доктор приедет раньше. Так и случилось. Примерно в это же время стала отходить анестезия. Схватки стали становиться все чувствительнее, они не доставляли дискомфорта, было очень приятно чувствовать свое тело, его работу. Но поскольку я не знала, сколько все это еще продлиться, я попросила добавить еще немного анестезии, о чем потом не пожалела. Приехал Доктор Лалё, был очень веселый. Думала, будет меня ругать, что не выполнили его поручение не рожать до 15, но он только поинтересовался, не были ли вызваны роды переутомлением, узнав, что нет, остался доволен. Спросил, нужно ли мне еще одеяло, я сказала, что да, меня просто трясло от холода, ноги горели. Анестезиолог сказал, что так всегда перед потугами, но мне кажется, что не последнюю роль сыграли анестезия и коктейль лекарств.

Приехал муж, Лалё усадил его в уголок родильной, так что он все мог наблюдать слегка сбоку, не спереди. Перестроили кушетку в кресло для принятия родов, доктор показал, как тужиться, я обещала стараться. Сразу оговорюсь - не брили, не клизмили и не предлагали. Впрочем, я сама по себе бреюсь в нужном для родов формате, может быть поэтому. Доктор сел у меня в ногах, предварительно установили мне пятки на удобные упоры, можно было отказаться, но мне показалось так удобнее. Мишель стала слева от меня, сказала, что будет следить за схватками и командовать, когда тужиться. Поставили катетер. Анестезия действовала хорошо, поэтому я мало что чувствовала. Доктор был очень доволен моими первыми тремя потугами, мне дали потрогать прорезывающуюся головку, потом они с Мишель серьезно переглянулись, она дала ножницы, я решила не сопротивляться - если Лалё считает, что надо, значит - действительно надо. Еще нужны были 2 потуги. Последние 3 потуги Мишель активно мне помогала, надавливая предплечьем на верх моего живота. Наконец, родилась моя девочка. Маленькая, синенькая и очень славная. Ее сразу накрыли полотенцем и положили мне на грудь. На часах было 20-20. Я позвала мужа, он вымыл руки и присоединился к акту тисканья и поглаживания. Пуповину Мишель перерезала сразу. Роды в Париже Плацента вышла практически следом за ребенком. Лалё попытался выдавить ее руками из матки, но я ему помогла мышцами и она тут же выскочила. Доктор и Мишель поинтересовались, как мы назовем дочку. А нужно сказать, что всю беременность (уж не знаю, почему так вышло, мы с мужем не сговаривались, сами удивлялись) мы никому не говорили выбранное имя. 5-го июля я завела с мужем разговор на эту тему. У меня была идея записать барышню в французском документе не с одним именем, а с тремя - два собственных, третье по отцу. Теперь кажется, что этим разговором мы ее как бы позвали. В общем, я предоставила мужу почетную роль оглашения имени девочки. Майя (мы долго выбирали, это имя очень сочеталось с отчеством и фамилией, было незадерганным, международным, и имело красивую историю - Майя - титанида, дочь Атланта, который небо держит, мать Гермеса). Марк сказал, что девочка - копия отца. Потом мне об этом твердил весь персонал моего этажа. Вспомнилась шкала Апгар, и мне было интересно проверить рефлексы, нажала барышне на носик, та активно чихнула. Потом Мишель забрала девочку и мужа, и они пошли взвешиваться, мыться и греться. Марк остался меня зашивать. Он объяснил, что шва не останется, что у меня очень узкое влагалище, поэтому эпизиотомия была необходима, но все будет хорошо. Вернулся муж, сказал, что барышня, хотя и очень легкая, всего 2290, зато длинная - 48,5 см. Сказал, что она схватила ножницы, которыми была зажата пуповина, и не хотела отпускать. Лалё промассировал мне живот, выгоняя кровь, остался доволен. Они вообще были очень мной довольны, все время говорили, что славянки рожают куда лучше и естественнее француженок. Потом муж с Марком уехали в гостиницу пить шампанское, муж обещал вернуться утром. Мишель с сестрой отобрали вещи, в которые можно одеть девочку - а вещей было крайне мало, в Москве была куплена пара распашоночек и боди, все остальное собирались докупить в Париже - в итоге муж занимался этим самостоятельно. На пеленки француженки смотрели с изумлением.

Пришел педиатор, позадавал вопросы, спросил, не болела ли во время беременности. Оказалось, что беременность протекала идеально - не было ни герпеса, ни простуд, ни диабета, ни варикоза, ни давления. Все УЗИ показывали, что девочка маленькая, но это было в пределах нормы. Спросил, не было ли в семье проблем с тазобедренным суставом, я сказала - да, были, у меня и у отца, он записал и сказал, что сейчас все в полном порядке, но в месяц девочке нужно будет сделать УЗИ. Сказал также, что на ночь девочку оставят в специальной детской, а поскольку у нее очень маленький вес, то, пока у меня не пойдет молоко, ее будут докармливать смесью. Я махнула рукой - если считают, что надо - пусть.

Потом принесли барышню, положили мне на грудь и оставили нас вдвоем. Она немного пососала, поразглядывали друг друга. Девочку унесли, сестра собрала мои многочисленные сумки, меня укатили на четвертый этаж в ту же палату, из которой меня отправили днем. Я, помня о том, что необходимо как можно скорее начать ходить в туалет, решилась на эту экспедицию. Сестра еще в родовой меня предупредила, что самостоятельное передвижение может быть затруднено - после анестезии, и душ мне сегодня лучше одной не принимать. Экспедиция, впрочем, прошла успешно, еще 2 часа я рассылала, а потом отвечала на поздравления, sms близким и друзьям. Уснула. В 7 утра принесли красавицу, потом завтрак. Странно, но не было никакого страха или неловкости в обращении с малышкой. Потом одна из сестер сказала мне, что трудно поверить, что это первый ребенок - слишком ловко и уверенно я с ним обращаюсь. Были, конечно, и отрицательные моменты - анестезия кончилась и эпизиотомия дала о себе знать. Первые два дня больно было лежать на спине - укол от перидюраль. Эпизиотомия была плохо переносима, пока на четвертый день не сняли швы. Потом наступил (относительный) рай.

Роды во ФранцииПервые две ночи малышка проводила в детской. На второй день мне показали, как ее купать и менять памперс, на третий день я это делала сама под присмотром сестры. К слову, такие вещи, как памперсы, салфетки, послеродовые прокладки, одноразовые трусы, накладки на соски, прокладки для бюстгальтера - все это выдается по первому требованию (а чаще - без него) и в любых количествах. Так что я запас послеродовых прокладок использовала уже дома.

Муж, тем временем, был занят оформлением документов, покупкой детских вещичек, коляски (купил самую дорогу, сумасшедший, ярко-зеленую, Потом весь Париж оборачивался, когда мы гуляли). Я отобрала у него компьютер и смотрела DVD, писала вот этот текст.

Заходил мой гинеколог, был очень доволен, как быстро сокращается у меня матка. Просил 3 недели после выхода из больницы не заниматься сексом (добрый!). Молоко пришло на второй день к вечеру. На третий день его стало уже очень много, а на четвертый, перед выпиской, зашла Мишель и сказала, что так не пойдет, и один-то раз нужно расцедиться, в чем мне и помогла. Дала таблетку чего-то, сказала выпить половинку перед едой. Выпила. Больше у меня грудь ТАКИМ образом не каменела. Лактация наладилась. Барышня предпочитала спать, ее приходилось будить на кормление. Правда, ночью она в своей кювете спать не желала, засыпала у меня подмышкой, спала до утра. Сегодня нам неделька. Гуляли по Парижу в праздник 14 июля.

Что нужно учитывать, если вы собираетесь рожать во Франции.

Если у вас нет страховки - это будет дорого. Мы в итоге заплатили около шести с половиной тысяч за роды и пребывание в роддоме - 4 счета - роддом, гинеколог, акушерка и анестезист.

Лететь нужно или сильно заранее или Аэрофлотом, на Эрфранс соре всего не посадят.

Одежду для ребенка (не пеленки, а боди, ползунки\пижаму, полотенце для купания) нужно купить заранее, а вот памперсы можно в роддом не брать, там дадут (впрочем, может в разных роддомах по-разному?)

Много времени сил и нервов у вас отнимет процесс оформления документов. Занимает он около полутора месяцев, в стандартном варианте (в смысле, оформление русских документов).

Рождение ребенка во Франции не дает ему автоматического гражданства. Гражданином Франции он сможет стать с 16 до 20 лет, при условии, что до этого он не менее 5 лет прожил на территории страны.

На второй день после родов я сказала, сначала себе, потом мужу - Хочу еще! Это так прекрасно! Выписываясь, мы пообещали персоналу вернуться в самое ближайшее время. Надеюсь, так и будет : )) Никогда раньше не думала, что смогу кого-нибудь ТАК любить, что смогу ТАК полюбить своего ребенка - великая сила Природы!

Девочки, хорошей вам беременности и легких родов. Слушайтесь своего организма, он вам все подскажет, кормите его, чем ему хочется, живите в том режиме, в каком ему хочется, и все у вас будет легко. Природа - тетка неглупая, она знает, как правильно : ))

Домашний персонал: