На любой вопрос о детях
сайт kid.ru всегда ответит!
няня Агентство «MsPoppins»

Домашний персонал
www.mspoppins.com
тел: (495) 744-06-51

няня, домработница Домашний персонал

Агентство «Домашний круг»
www.familycircle.ru
тел: (495) 937-63-27

няня для ребенка Няня для ребенка

Агентство «Комфорт»
www.ka-comfort.ru
тел: (495) 741-69-34


ЗАИКАНИЕ

С о д е р ж а н и е.

I. Введение (история проблемы).

II. Заикание как один из периодов становления фразовой речи.

1. Онтогенез речи. Степень зрелости центральной нервной системы.

2. Бурное развитие речи.

3. Симптом заикания как норма у подростков и у взрослых.

III. Возможные причины возникновения патологического заикания.

1. Заикание как следствие минимальной мозговой дисфункции.

2. Возникновение заикания как следствие особенностей развития симпатоадреналиновой и гормональной систем.

IV. Теоретические представления о механизме нарушения центральной нервной регуляции речевой функции при заикании.

1. Развитие невротического заикания.

2. Заикание с органическим нарушением центральной нервной системы.

V. Симптоматика заикания.

1. Биологические (физиологические) и социальные (психологические) симптомы.

2. Фиксированность на дефекте и эмоциональное реагирование на дефект.

VI. Классификация заикания.

1. По этиологическому признаку.

2. По анатомо-физиологическому признаку.

3. По клиническому признаку.

4. По форме заикания.

VII. Другие аспекты классификации заикания.

1. Заикание в психологическом аспекте.

2. Заикание с точки зрения психолингвистики.

VIII. Степени и типы течения заикания.

IX. Возможные методы коррекции заикания.

1. Терапевтические средства.

2. Хирургический метод.

3. Психотерапевтические воздействия.

4. Дидактические приемы

5. Система лечебно-педагогических мер.

6. Комплексный подход к преодолению заикания.

X. Заключение.

XI. Литература.

Введение (история проблемы).

Заикание — нарушение темпо-ритмической организации речи, обусловленное судорожным состоянием мышц рече­вого аппарата. Синонимы: Balbuties, Disphemie, Spasmop-hemie, Lalonewros.

Проблема заикания считается одной из самых древних в истории развития учения о различных расстройствах речи. Разное пони­мание его сущности обусловлено уровнем развития науки и по­зиций, с которых авторы рассматривали и рассматривают это речевое расстройство.

В древние времена заикание считалось болезнью, которая связана с накоплением влажности в головном мозге (Гиппократ) или с неправильным соотнесением частей артику­ляционного аппарата (Аристотель). Вероятность нарушений в центральном или периферическом отделах речевого аппарата при заикании признавали Гален, Цельс, Авиценна.

На рубеже XVII—XVIII вв. заикание пытались объяснить как следствие несовершенства периферического аппарата речи. Так, например, Санторини считал, что заикание возникает при отвер­стии в твердом небе, через которое просачивается на язык слизь и эта слизь затрудняет речь. Вутцер объяснял это патологическим углублением в нижней челюсти, в котором прячется кончик языка при своем движении; Эрве-де-Шегуан считал, что причина заикания в неправильном соотно­шении между длиной языка и полостью рта или слишком плот­ным прикреплением его короткой уздечкой.

Другие исследователи связывали заикание с различными нарушениями в функционировании речевых органов: судорожное закрытие голо­совой щели; чрезмерно быстрый выдох; спазматическое сокращение мышц, удерживающих язык в полости рта; несогласованность про­цессов мышления и речи; нарушения в эмоционально-волевой сфере воли челове­ка, воздействующие на силу мышц речедвигательного механиз­ма и т. д.

Часть исследователей связывала заикание с нарушениями в протекании психических процессов. Например, Блюме считал, что заикание возникает от того, что речевые движения «опережают процесс мышле­ния». И тогда из-за напряженного стремления выровнять это не­соответствие мышцы речевого аппарата приходят в «судорогоподобное состояние».

В начале XIX в. ряд французских исследователей, уже уверенно объясняли заикание различными отклонениями в дея­тельности периферического и центрального отделов речевого аппарата. Так, врач Вуазен (1821) механизм заикания связывал с недостаточностью церебральных реакций на мускульную систе­му органов речи, т. е. с деятельностью центральной нервной системы. Врач Дело (1829) объяснял заикание как результат органического поражения голосового аппарата или неполноцен­ной работы головного мозга. Он первым отметил сосредоточе­ние акустического внимания заикающегося на своей речи. Врач Коломба-де-л`Изер считал заикание особой контрактурой мышц голосового аппарата, возникающей вследствие его недостаточ­ной иннервации.

Большинство русских исследователей, например, И.А. Сикорский (1889) рассматривали за­икание как функциональное расстройство в сфере речи, судо­рожный невроз, или определяли его как страдание чисто психическое, выражающееся судорожными движениями в аппа­рате речи (Г. Д. Неткачев, 1909, 1913), как психоз (Гр.Каменка, 1900).

К началу XX в. все многообразие понимания механизмов за­икания можно свести к трем теоретическим направлениям:

1) Заикание как спастический невроз координации, происхо­дящий от раздражительной слабости речевых центров. Сикорский писал: «Заикание есть внезапное нарушение не­прерывности артикуляции, вызванное судорогой, наступившей в одном из отделов речевого аппарата как физиологического це­лого».[1]Таким образом И.А. Сикорский, по нашему мнению, очень близко подошел к тому, что потом П.К. Анохин назовет «функциональной системой», т.е. И.А. Сикорский считал заикание нарушением деятельности целой речевой функциональной системы. Сторонники этой теории вначале подчеркивали врожден­ную раздражительную слабость аппарата, управляющего слого­вой координацией. В дальнейшем они объясняли заикание в свете невротизма: заикание — это судорогоподобные спазмы.

2) Заикание как ассоциативное нарушение психологическо­го характера. Т. Гепфнер и Э. Фрешельс выдвинули это направление, и последний считал заикание ассоциативной афазией.[2]Сторонниками этой теории были Г. Д. Нетка­чев, Ю. А. Флоренская. Г.Д. Неткачев одним из первых предложил подход к преодолению заикания с психотерапевтической точки зрения, таким образом, психологический подход к пониманию механизмов заикания получил свое дальнейшее развитие.[3]

3) Заикание как подсознательное проявление, развивающее­ся на почве психических травм, различных конфликтов с окружа­ющей средой.

Сторонники этой теории считали, что в заикании, с одной стороны, прояв­ляется желание индивида избежать всякой возможности сопри­косновения с окружающими, а с другой — возбудить сочувствие окружающих посредством такого демонстративного страдания.[4]

Таким образом, в конце XIX— начале XX в. все определеннее становится мнение, что заикание — это сложное психофизиологичес­кое расстройство. По мнению одних, в его основе лежат нару­шения физиологического характера, а психологические проявле­ния носят вторичный характер. Другие первичными считали психологические особенности, а физиологические проявления — как следствие этих психологических недостатков. Делались попытки рассматривать заикание как невроз ожи­дания, невроз страха, невроз неполноценности, навязчивый не­вроз и пр.

К 30-м годам и в последующие 50—60-е годы XX в. механизм заикания стали рассматривать, опираясь на учение И. П. Павлова о высшей нервной деятельности человека и, в частности, о меха­низме невроза. Заикание, как и прочие неврозы, возникает вследствие различных причин, вызывающих перенапряжение процессов воз­буждения и торможения и образования патологического услов­ного рефлекса. [5]

В отношении патофизиологических механизмов, которые имеются в основе нарушений высшей нервной деятельности вообще и в возникновении неврозов в частности, И.П. Павлов пишет: «нервная деятельность, как знают врачи, состоит из двух механизмов, из двух процессов: из раздражительного и тормозного. Теперь в отношении этих двух процессов мы отмечаем триосновных момента: это именно: сила этих нервных процессов, как раздражительного, так и тормозного, подвижностьэтих процессов – инертность или лабильность, и, наконец,равновесие между этими процессами.

Конечно, на нормальном течении этих процессов с такими их свойствами и основывается нормальная высшая деятельность, употребляя обыкновенную терминологию – психическая деятельность не только животных, но и человека… Все эти процессы с их основными свойствами мы можем сбить с нормальной дороги, сделать патологическими. Для этого у нас имеются совершенно определенные приемы. Таких приемов три: это перенапряжение раздражительного процесса, перенапряжение тормозного процесса и перенапряжение подвижности этих процессов». [6]

При изучении экспериментальных (на животных) неврозов И.П. Павлов установил, что причинами их являются:

а) действие исключительно сильных раздражителей (перенапряжение раздражительного процесса);

б) продолжительное действие или увеличение числа тормозных раздражителей (перенапряжение тормозных процессов);

в) одновременное действие противоположных – раздражительных и тормозных – процессов («сшибка») или непосредственное следование друг за другом противоположных нервных процессов, резкое и быстрое изменение динамического стереотипа (перенапряжение подвижности нервных процессов).

Согласно учению И.П. Павлова, и у человека в связи с воздействием на него таких же факторов тоже могут наступить расстройства высшей нервной деятельности, при которых отсутствует повреждение вещества нервной ткани, а имеются нарушения функциональногохарактера, возникает невроз.

Отмечая, что законы, которые управляют деятельностью первой сигнальной системы, одинаковы и для второй сигнальной системы у человека, И.П. Павлов вместе с тем настойчиво указывал, что нельзя механически переносить на человека данные, полученные в экспериментах на животных. Высшая нервная деятельность человека в отличие от животных формируется под влиянием воздействия на него факторов социальной среды. Она неразрывно связана с трудом (у ребенка с игрой, обучением и воспитанием), общением людей между собой, с речью, с взаимодействием первой и второй сигнальных систем и пр. Неврозы, возникающие у человека, вследствие особенностей его высшей нервной деятельности имеют свои особые этиологические факторы уже социального порядка и свое особое клиническое выражение.

II. Заикание как один из периодов становления фразовой речи.

1. Онтогенез речи. Степень зрелости центральной нервной системы. Современное понимание структурно-функциональной организации речи строится на основе учения И.П. Павлова о динамической локализации мозговых функций и обогащено рядом новых положений нейрофизиологии. С нашей точки зрения, самой плодотворной для понимания механизмов речевой функции и некоторых речевых расстройств является концепция о функциональных системах, наиболее полно разработанная П.К. Анохиным (1968). Согласно этой концепции, функциональная система любого поведенческого акта включает в себя, прежде всего афферентный синтез, который программирует действие на основе фило- и онтогенетической памяти, доминирующей мотивации, обстановочной афферентации и ориентировочного рефлекса. Принятие решения предполагает будущий результат, на модели которого и строится программа действия. Организующим фактором многих элементарных деятельностей, входящих в функциональную систему, является результат деятельности системы.[7]

Применив эту схему к пониманию механизмов речи, можно предположить, что особое значение в функциональной системе речи приобретает формирование речевой онтогенетической памяти.

При нормальном созревании центральной нервной системы в пренатальном и начальном постнатальном периодах жизни ребенка происходит структурное и функциональное оформление церебральных механизмов, обеспечивающих разные стороны речевой деятельности. В возрасте от 18 месяцев до 5 лет происходит интенсивное развитие речи, формирование словесных связей в процессе общения. Постепенно в процессе онтогенеза осуществляется переход к усилению функциональной асимметрии от первоначально симметрических реакций. Эта закономерность созревания является процессом поздним и длительным. До 5-7 лет асимметричность неустойчива, чем, возможно и объясняется хрупкость и трудность интеграций, синтеза связей в мозге ребенка, что особенно сказывается на речевой функции. В период становления речевой функциональной системы, благодаря постоянной оценке результата действия, «перебираются все степени свободы и остаются только те, которые способствуют получению данного результата» (П.К. Анохин, 1968).[8]Есть основание считать, что к 5-7 годам у человека формируется запрограммированная в конкретных афферентных параметрах речевая деятельность, имеющая чрезвычайно сложную сенсомоторную организацию со множеством иерархических уровней и высшим интегративным центром в коре больших полушарий головного мозга.

Речь является общественным явлением. По мере изменения окружающей действительности изменялся и организм человека. В результате совершенствования труда и речи продолжали развиваться и органы, осуществляющие эти функции, что в свою очередь делало возможным усовершенствование самих функций и открывало путь для появления новых психических качеств. Таким образом, филогенез человека является выражением взаимодействия общественных и биологических факторов на все более высоком уровне.

Особенности онтогенеза центральной нервной системы обуславливают особую ранимость детей этого возраста. Речевая функция как онтогенетическая, наиболее поздно созревающая и наиболее дифференцированная, представляется особенно хрупкой.[9]

По мере формирования мозга у ребенка происходит накопление речевых условных связей. В речевом общении с окружающими вырабатывается все больше и больше этих связей. Речевые реакции ребенка становятся все более многочисленными, правильными, разносторонними и полными, обеспечивающими дальнейшее развитие его речи. Нормальный ребенок в 5-летнем возрасте свободно (конечно, в пределах доступных ему понятий и приобретенного опыта) говорит на родном языке, а в 6-7-летнем возрасте он уже правильно произносит слова.

По мере накопления человеком опыта и знаний, а по существу в течение всей жизни его речь продолжает развиваться и совершенствоваться.

Продолжение
Начало

Полезное:

Домашний персонал: